Монастырь преподобного Онуфрия в Акелдаме (Иерусалим)

0
31
OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На территории храма Св. Петра в Галликанту есть, расположенная на крыше одного из зданий, обзорная площадка с видом на ущелье, называемое долиной Еннома (И.Н. 15:8, 18:16), долиной сынов Еннома (4Цар. 23:10; 2Пар. 28:3; 33.6; Иер.7:32, 19:2 и др.) или Геенной (название, образованное от евр. Гай Бен Хинном – «долина сынов (или сына) Эннома»). Арабское название местности: Вади Рабаба. С площадки заметен маленький греческий монастырь, стоящий на противоположном склоне среди иудейских пещерных захоронений времён Второго храма. Эту обитель, посвящённую египетскому пустыннику IV века Онуфрию Великому построил монах Кирилл в 1892 году.

Другое название монастыря – Акелдама – происходит от арамейского «Хакель Дама» (Поле Крови), поскольку, согласно традиции, обитель стоит на земле, купленной первосвященниками для погребения странников за Тридцать сребреников – платой за предательство, полученной Иудой Искариотом, согласившимся выдать Иисуса Христа:

«и это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так что земля та на отечественном их наречии названа Акелдама, то есть земля крови» (Деян.1:19)

Новый Завет именует эти места Селом Скудельничем (цсл.), т. е. Землёй Горшечника:

«Совет же сотворше, купиша ими село скудельниче, в погребание странным: темже наречеся село то село крове, до сего дне» (Мф. 27:7, 8)

После рассеяния евреев христиане продолжали использовать Землю Горшечника, как кладбище для странников. Так, паломник Антонин из Плаценции (Antonius Placentinua), посетивший Святую Землю в 570-х годах, отмечает:

«По выходе от Силоама, мы пришли на поле, купленное на цену Господа и называемое Ахелдамак, т. е. поле крови, на котором погребаются все чужестранцы. Между могилами находятся келлии рабов Божиих. Много чудотворцев. Овощи и лозы повсюду, между могилами» (Путник Антонина из Плаценции, XXVI)

Это подтверждает и Игумен Даниил, первый русский паломник, рассказавший о путешествии на Святую землю (около 1104—1106 годов):

«Под Сионской горой находится село Скудельниче, его купили за ту цену, за которую Иуда предал Христа, для погребения странников. Село расположено на юг от Сиона, по одну сторону ущелья, под горой. По этой стороне горы много пещер, вырубленных в камнях и на дне этих пещер дивно и чудно устроены гробы. Здесь и погребают бесплатно странников, так как это место искуплено кровью Христа»

Говорят, что впервые отсюда взяла землю в Рим царица Елена. В средние века земля Акелдамы считалась священной, и её везли кораблями на кладбища Европы, в частности, в Париж и Пизу – на погост Camposanto Monumentale (по другим сведениям, в Пизу привезли землю от Голгофы). Утверждалось также, что тела людей, похороненных в Акелдаме, разлагаются необычайно быстро.

Расскажем вначале об основателе обители.

Монах Кирилл (Ангелидис) родился в Месополисе в Пруссе (в Малой Азии) около 1831 года. Он прибыл в Иерусалим в 1856 году в возрасте двадцати пяти лет и стал послушником в Лавре прп. Саввы Освященного. Позже он ушёл в монастырь Преображения на Горе Фавор, где в 1864 году принял постриг. В 1882 году Кирилл был назначен наместником в христианский пригород Вифлеема – Бейт-Джалу и стал помощником в Комитете по имуществу Святогробского Братства (общества, объединяющего монашествующих Иерусалимской Православной Церкви). Примерно тогда же он возглавил находившийся в руинах монастырь Св. Онуфрия (ранняя история обители неизвестна). Предание гласит, что блж. Кирилл построил большую часть монастыря благодаря сбору и продаже инжира.

Тяжёлый труд о. Кирилла вспоминают ежегодно в день памяти прп. Онуфрия Великого (25/12 июня). После праздничной Божественной Литургии в монастырском храме и панихиды у гроба Кирилла архиерей раздаёт молящимся плоды смокв. Святогробское Братство оказывало помощь о. Кириллу в восстановлении монастыря, поскольку участвовало во всех церковных строительных работах на Святой Земле, но основной вклад внесли православные паломники.

В ходе строительства в большом склепе были обнаружены фрески с христианской тематикой, а в другой пещере – надгробная надпись на греческом языке. Найдены были также металлические кресты и глиняные лампадки, которые перенесли в музей Богословской Школы, находившейся тогда в Крестовом Монастыре). В 1903 году монах Кирилл преставился; его честные останки захоронили в монастыре, им же построенном.

На надгробном камне можно прочесть греческую надпись:

«Здесь покоится преподобнейший монах Кирилл Ангелидис из Месополиса в Вифинии, который жил благочестиво и богоугодно, воздвиг на развалинах и добре украсил монастырь прп. отца нашего Онуфрия на селе скудельничием и служил его первым настоятелем. В Бозе почил 17 ноября 1903 года в понедельник»
Архиепископ Тимофей (Фемелис) – патриарх Иерусалимский в 1939–1955 годах – писал, что монастырь прп. Онуфрия построен над пещерой, где Апостолы скрывались после ареста Иисуса и недалеко от места, где повесился Иуда. Это неудивительно, поскольку напротив через долину (на территории храма Св. Петра в Галликанту) показывают место суда над Иисусом Христом – усадьбу первосвященника Каиафы. Неподалёку находился и дом Анны (тестя Каиафы):

«и отвели Его сперва к Анне, ибо он был тесть Каиафе, который был на тот год первосвященником» (Иоан.18:13)

Хотя в Житии прп. Онуфрия нет упоминания о пребывании его на Святой Земле существует в предание, согласно которому он прожил три года в пещере апостолов на Селе Скудельничем, духовно укреплялся и просвещался в благоговейном поклонении перед Голгофой, Честным и Животворящим Крестом, Святым Гробом Господнем и всеми святыми местами перед тем, как удалиться в фиваидскую пустыню в Египте. Эту пещеру с соответствующей табличкой показывают в храме монастыря Св. Онуфрия. Неясно, где предание берет своё начало. Возможно, оно передавалось устно до возобновления монастыря блж. Кириллом. Должно быть, прп. Онуфрий, прибывший на Святую Землю для поклонения Святым Местам, по своему смирению считал себя недостойным остановиться где-либо ещё и испытывал благоговение перед святостью земли купленной ценой крови Спасителя.

Суть молитвенного подвига Св. Онуфрия в Акелдаме источники поясняют по-разному. Одни кратко сообщают что он «отмолил Акелдаму у Бога», другие говорят, что он «вымолил у Бога всех погребённых в Акелдаме». Отсюда берёт начало православная традиция освящения кладбищенских храмов в честь прп. Онуфрия.

Не исключено, что в византийское время на земле горшечника стоял монастырь, разрушенный персами в 614 году, причём некоторые источники – такие как «Житие Константина и Елены», датированное не ранее середины VI века – утверждают, что св. Елена устроила здесь храм ещё в IV веке:

«И другие многие церкви Божие в святых этих местах построила святая и первая христианская царица Елена: при рве Иеремиином, при источнике Силоамском и на поле горшечника для погребения бедных…»

Предполагается, что со времени Константина Великого, римского императора в 306–337 годах, вплоть до прихода крестоносцев, Акелдама населялась монахами, жившими по общежительному уставу. От этого периода сохранились наскальные рисунки, изображающие, например, гроздья винограда.

Согласно другому устному преданию на территории монастыря находится пещера, где был погребён свт. Иувеналий (Ювеналий) († ок. 459), первый Патриарх Иерусалимский (420–458), современник светочей Церкви, преподобных Евфимия Великого († 473), Симеона Столпника († 459), Герасима Иорданского († 475) и многих других (до этого предстоятели Иерусалимской церкви имели сан епископов). Хотя могила не сохранилась, этот факт даёт хороший повод вспомнить о борьбе христианских течений в Византии в V веке, а также Вселенские соборы в Эфесе (431, против несторианства), и Халкидоне (451, против монофизитства).

После халкидонского собора архиеп. Иувеналий стал ревностным защитником православия. Зато сосланная в Иерусалим супруга императора Феодосия II, Евдокия († 460), поддержала самопровозглашённого иерусалимского патриарха Феодосия, сторонника монофизитства. Монофизитство постулирует наличие только одной, единственной Божественной природы (естества) в Иисусе Христе и отвергает Его человечество. Создателю этого течения, константинопольскому архим. Евтихию приписывается мысль, что

«человеческая природа Христа, воспринятая Им от Матери, растворилась в природе Божества как капля меда в океане и потеряла свое бытие».

Скорее всего позиция Евдокии была вызвана политическими соображениями, поскольку проведение Халкидонского Собора и осуждение Александрийского архиеп. Диоскора и архим. Евтихия были связаны с деятельностью давней соперницы Евдокии, фактической правительницы Византии с 414 года, сестры императора Феодосия II († 450) Пульхерии и её тогдашнего супруга, императора Маркиана (450–457). В 451–453 годах Евдокия поддержала антихалкидонское восстание в Палестине, хотя впоследствии, видимо, в связи со смертью Пульхерии в 453 году, примирилась с решениями собора. Известно, что в поисках истины она обратилась к прп. Симеону Столпнику, направившему её к Евфимию Великому. Альфонс Курэ в диссертации «Палестина под властью христианских императоров» (1869) рассказывает об этом так:

«Тогда Евдокия велела выстроить башню на вершине выдающейся горы и стала в ней ожидать Ефимия, в поиски за которым, по её приказанию, люди отправились в глубь пустыни, куда он имел обыкновение на время удаляться. Ефимий прибыл, утешил Евдокию, убедил её в её заблуждениях и возвратил к православию»

Примеру Евдокии, отвергнувшей монофизитство, последовали многие монахи и миряне. Св. Евфимий также предсказал императрице день её смерти. Вероятно, большую заслугу Иувеналия можно видеть в том, что при нём Палестина превратилась в крупнейший центр развития монашества, место активных контактов между аскетами греческого, латинского и семитского происхождения. В ходе антихалкидонского восстания Иувеналий изгонялся из Иерусалима (451) и смог окончательно вернуться только с помощью военной силы (453).

Что касается Пульхерии, то в Константинополе она построила три храма: Влахернскую церковь, монастырь Панагии Одигитрии и святилище Халкопратии, куда поместила различные христианские реликвии. Согласно богослову, историку и поэту Никифору Каллисту († ок. 1350), автору «Церковной истории» в 18 книгах, доведённой до кончины византийского императора Фоки (611), Пульхерия в Халкопратейском храме положила пояс Пресвятой Богородицы, принесённый из Палестины в Константинополь при императоре Аркадии (395–408); в храме Одигитрии (или во Влахернском) поставила икону с портретом Богоматери, а во Влахернский – пожертвовала погребальные пелены Богоматери, присланные из Иерусалима архиеп. Иувеналием (о последнем событии также сообщает Никифор Каллист).

Пожалуй наиболее интересным эпизодом во взаимоотношениях Пульхерии и архиеп. Иувеналия является её требование отправить в Константинополь Св. Гроб и Св. Мощи Богородицы. Как утверждает Православная энциклопедия:

«В сохранившихся фрагментах «Истории Евфимия» (Εὐθυμιακὴ ἱστορία), вероятно созданной в Палестине в VI в., сообщается, что во время Халкидонского Собора императрица Пульхерия обратилась к Иувеналию, чтобы получить мощи Богородицы из Иерусалима и положить их в только что построенном храме Успения во Влахернах […]. Иувеналий ответил, что св. тело Богородицы было вознесено на небо на 3-й день после Её Успения, а Её св. гроб доныне почитается в Иерусалиме. Вскоре Иувеналий отправил св. гроб Богородицы в Константинополь»

Поэтому, если верить источнику, то на территории обители захоронен Патриарх, отправивший в Константинополь, помимо погребальных пелен, и сам Гроб Матери Божией, хотя, как известно, Гроб Богородицы продолжает показываться до сегодняшнего дня в Гефсимании. Остаётся предположить, что желая сохранить для Иерусалима святыню, владыка Иувеналий послал правительнице один из найденных каменных саркофагов, которыми изобилуют окрестности Святого города.

Ещё одна легенда утверждает, что на участке находится могила первосвященника Анны, что достаточно реально, поскольку, как уже указывалось) его усадьба располагалась где-то напротив, через долину.

Святые врата и каменная стена вокруг монастыря были возведены при иерусалимском Патриархе Герасиме I (1891—1897). Об этом свидетельствует памятная доска, установленная у входа в обитель:

«При патриаршестве Герасима I этот монастырь был воздвигнут на развалинах усилиями преподобнейшего монаха Кирилла 10-го июня 1892 г.»

Над входом же в храм видим следующую надпись:

«В славные дни патриаршества Дамиана I <1897 – 1931, И. Ц.> обновлён этот храм во имя прп. Онуфрия на средства преподобнейшего монаха Кирилла из Пруссы 10-го декабря 1901 г.»

В 1907 году Святогробское Братство приобрело новый участок рядом монастырём. Он занимает приблизительно десять стремм (дунам), т. е. 1 гектар, и расположен напротив деревни Бир Айюб (Бир Айуб: «Колодец Иова», араб.). Это арабское средневековое название передаёт местное предание о прав. Иове, очистившемся возле родника от проказы. Еврейское название источника – Эйн Рогель (Ен-Рогель, «источник ноги / валяльщика») возможно связано со стиркой белья (стирали ногами).

Вот как пересказывает, в своей книге Folk-lore of the Holy Land. Moslem, Christian and Jewish (1907) начало арабской легенды об Иове (и колодце) писатель и священнослужитель Джеймс Ханауэр (James Edward Hanauer, 1850–1938):

«Аюб (Иов), мир ему, был очень богатым человеком, у которого была большая семья.

Аллах лишил его всего, что было, чтобы испытать силу его веры, – не только детей и богатства, но и здоровья. На него напала страшная кожная болезнь, отчего тело его издавало такой отвратительный запах, что ни один человек, кроме его жены, не подходил к нему ближе чем на пятьдесят ярдов. Патриарх не прекращал служить Аллаху и воздавал ему хвалы с тем же рвением, как он делал это в дни своего процветания, несмотря на обрушившиеся на него несчастья. И хотя терпение Аюба было огромным, оно не могло сравниться с терпением его жены, дочери Эфраима, сына Иосифа, или Манасса, которая не только преданно ухаживала за мужем, но и помогала ему зарабатывать на хлеб, а когда ей не удавалось найти работу, она, взвалив своего мужа, закутанного в абаю, на спину, ходила от дома к дому и просила милостыню.

Так она прожила семь лет, ни разу не пожаловавшись на свою жизнь. Как-то раз женщине пришлось покинуть ненадолго своего мужа. По пути она встретила Иблиса, который пообещал, что вылечит Аюба и вернёт все его состояние, если она поклонится ему. Женщина, поддавшись искушению, отправилась просить у мужа разрешения, однако тот пришел в бешенство, услышав, что его жена осмелилась заговорить с дьяволом, и поклялся, что, если Аллах вернёт ему здоровье, он лично отсчитает ей сто ударов плетьми. С этими словами он обратился к Богу с молитвой: «О Господи, истинно, дьявол искусил меня; но ты Милостивейший из милостивых». Тогда Аллах послал Габриэля, который взял Аюба за руку и поднял его. В ту же секунду источник, несущий воды Бир-Аюб, что лежит в долине ниже Иерусалима, забил у ног патриарха. Тот, по наущению ангела, испил из источника, и черви, пожиравшие его тело, тут же отпали, а когда Аюб омылся в источнике, к нему вернулись утраченные красота и здоровье. Затем Аллах вернул к жизни его детей, а жену его сделал такой молодой и красивой, что она принесла Аюбу еще двадцать шесть сыновей…» (в «Мифы и легенды Святой земли», пер. Александрова А., 2009).

Во время беспорядков в Палестине, между 1935 и 1950 годами, монастырь сильно пострадал и был ограблен сначала бродягами, а потом и солдатами. 30 августа 1950 года архимандрит Исидор и вратарник Центрального Монастыря кавас Ибрагим сделали опись оставшейся в монастыре после грабежа Богослужебной утвари, святых икон, мебели и других предметов. Первая наиболее существенная реконструкция монастыря была сделана в конце 1960-х годов по благословению Синода архиепископом Севастийским Германом (Мамаладесом) на его средства.

В монастырском пещерном храме частично сохранилась роспись на скале, изображающая святого Онуфрия и предстоящего Ангела, а также деисусный чин: в середине Христос, справа и слева от Него Божия Матерь, Св. Иоанн Предтеча и Архангелы Гавриил и Михаил. Паломники могут зачерпнуть воду из древнего водосборника (цистерны), через круглое отверстие в полу и приложиться к частицам мощей прп. Онуфрия Великого, прав. Лазаря Четверодневного, прпп. Иоанна и Георгия Хозевитов и свят. Спиридона Тримифунтского. Считается, что Св. Онуфрию молятся об избавлении от скоропостижной смерти. Есть мнение, что обращение к Онуфрию Великому помогает в избавлении от греха наркомании и пьянства.

В самом пещерном храме, на территории монастыря и вокруг него имеется множество выдолбленных в камне древних погребальных пещер, в одной из которых сохранились человеческие скелеты. Благодаря заботе и поддержке Иерусалимской Патриархии, святогробцев и паломников из Греции, Кипра и России, а также неустанным трудам сестёр-насельниц под руководством игумении обители матушки Паисии, храм и прочие постройки постоянно ремонируются, монашеская жизнь в обители продолжается. Зайти в монастырь несложно – у входа есть звонок, а насельницы понимают греческий и английский. Приёмные дни – вторник и четверг.

ССЫЛКА НА ПЕРВОИСТОЧНИК