Православие в земле Суоми

0
39

Kuopiossa — Pyhän Nikolauksen katedraali

О Финляндии мы все знаем, что это государство на Севере с суровым климатом, развитой экономикой и высоким социальным уровнем жизни. Также с этой страной у нас ассоциируются Финский залив Балтийского моря, финская бумага, сантехника да разве что еще Дед Мороз. Но многие ли знают, что в этой самобытной северной стране, в которой более 90% населения относят себя к лютеранству, Православие (наряду с лютеранством) также является государственной религией, а в истории финского народа оно имеет глубокие корни и пользуется огромным уважением?

Автор: Священник Сергий БАРШАЙ

Исторические корни Православния

Духовными центрами православной Финляндии издавна считались карельские обители Ладожского озера – знаменитая Валаамская Спасо-Преображенская и Коневецкая на острове Коневец. Огромная заслуга иноков этих монастырей в том, что благодаря им Православие смогло закрепиться в Восточной Финляндии – Карелии. Западные же регионы страны, граничащие с Швецией, оказались более подвержены лютеранскому влиянию. Однако в результате лютеранство оказалось сильнее, «завладев» умами почти всего населения.

Важной особенностью взаимоотношений православных и лютеран в стране есть отсутствие, на протяжении всей истории, каких бы то ни было конфликтов на религиозной почве. В период пребывания Финляндии в составе Российской империи, метрополия никоим образом не притесняла здесь лютеранскую религию – наоборот, строила кирхи и всячески способствовала сохранению самобытности народа. Так, именно императоры построили в центре Хельсинки величественный лютеранский храм.
В целом Православие в ту эпоху имело относительно неплохие перспективы развития в автономии. После же разрыва отношений с православной Россией в результате революции 1917 года, а особенно после Советско-Финской войны 1939-1940 годов финское Православие, оказавшись в изоляции, было подвергнуто серьезному испытанию на прочность. Так что к началу 1990-х годов в стране православными фактически осталось всего приблизительно 2% населения. Тем не менее Православие, будучи второй по численности религией в государстве, имело статус государственной религии со всеми вытекающими отсюда последствиями.

А права у государственной религии здесь достаточно весомые. Например, если в школе хотя бы три православных школьника – власти обязаны обеспечить ему учителя по религии. Вот у кого бы поучиться нашим чиновникам от образования! Когда у нас ломают головы, нужно ли вводить в щеобразовательные школы религиозный предмет по вероисповеданию, к которому себя причисляет подавляющее большинство населения – в Финляндии вопрос так даже не стоит. Уважение (если не благоговение) перед традиционными для народа вероисповеданиями (секты с 15-20-летним стажем во внимание, естественно, не берутся) тут велико.

Административное деление Церкви

Сегодня финское Православие структурно объединено в Финскую Автономную Православную Церковь, входящую в состав Константинопольского патриархата. Управляет Церковью Архиепископ Финский Лео (по нашему – Лев), резиденция которого находится в городе Куопио. Церковь небольшая, она делится на три епархии, и всего насчитывает 25 приходов (к каждому приходу приписано еще несколько храмов). Так что в целом получается 150 храмов, один мужской (Ново-Валаамский) и один женский (Линтульский) монастыри. Образование будущие пастыри получают на кафедре Православного богословия при Йоэнсуусском университете.

Особенностью структурного деления православных в стране есть то, что тут также имеется часть приходов (сегодня их по стране шесть), служащих по Старому стилю и подчиняющихся Русской Православной Церкви. Главной причиной этого стал переход в начале ХХ века Финской Церкви на Новый стиль в богослужении – тогда часть населения (в основном коренные русские) этого не восприняла. Сейчас укреплению старостильных приходов способствует новая волна эмиграции из стран СНГ, начавшаяся в начале 1990-х годов.

Учитывая деликатность ситуации (наличие параллельных приходов) функционирование «иностранных» православных общин обязательно согласовывается с священноначалием Финской Церкви. И таким образом сегодня финские и русские приходы, несмотря на юрисдикционную разницу, тесно общаются друг с другом: традиционным стал обмен приходов своими хорами в определенные праздники. А православная община города Поре, построившая недавно себе новый храм, сдала в аренду православным русским старое здание храма, с последующим правом выкупа.

«Украинский» след

Финляндия не имеет границ с Украиной – и это обуславливает пропорционально небольшое количество в стране выходцев из Украины. Однако, как говорится, если копнуть глубже, то, во всяком случае в Хельсинки, их окажется не так уж и мало. Основная масса – это женившиеся или вышедшие замуж за финнов и оставшиеся здесь жить.

Причем неожиданно оказалось, что Украина представлена здесь практически полностью. В эмигрантском Свято-Покровском храме на окраине Хельсинки можно встретить и харьковчан, и львовян, и днепропетровцев. Киев же здесь «представлен» даже районами: Троещина, Виноградарь, центр и т.д. Кстати, монахиня Мария (Дыба), около двадцати лет несущая послушание на приходе в качестве регента и псаломщика, родом из Запорожской области, а попала в Хельсинки из Корецкого монастыря Ровенской области.

Нельзя сказать, что украинцы здесь держатся особняком – среди общей массы их сходу определить сложно. Однако узнав, что в храме есть «свежий дух» с Родины, некоторые подходили с радостными лицами и с самыми неожиданными вопросами, например: «Строится ли в Киеве четвертая ветка метро?» Одна женщина, узнав, что мы из Киева, спросила «А как там наш Днепр?» Оказалось, что сама она не из Киева и даже вообще не из Украины, а из Смоленской области. Но родной с детства Днепр, которого она сейчас лишена, остался самым ярким воспоминанием о родной земле.
Оторванным от своего дома, людям приятно было и просто послушать рассказы о привычных для них украинских деталях: даже упоминания названий украинских городов или районов могли вызвать умиление.

Истории некоторых наших соотечественников, живущих здесь, не могут не удивлять. Киевлянин Володя, работающий в главном офисе Nokia, познакомился со своей будущей супругой Ангелиной из Риги в Соединенных Штатах на международном симпозиуме. Во время совместного отдыха в гостинице, когда собрались вместе представители разных государств, всех поразило то, как выходцы из стран СНГ, до сих пор не знавшие друг друга, вместе начали петь… украинские песни. Оказывается, в Риге, как и в Киеве, они до сих пор популярны.

Однако коренное население не особенно утрудняет себя дифференциацией «наших» эмигрантов. Для них все выходцы из бывшего Союза (кроме прибалтов) – русские. И в некотором смысле это оправданно, потому что отдаленность от родных мест, а главное – невозможность их частого посещения (дороговизна виз, дороги и отсутствие времени) сплачивает людей очень сильно. Общий язык, общие причины выезда за рубеж, а главное – общая ментальность (сильно отличающаяся от западной) помогают людям сохранить свою духовную и культурную идентичность.

С надеждой на лучшее

Несмотря на кажущееся благополучие, нельзя не признать, что Православие в стране сталкивается сегодня с рядом серьезных проблем: наступающая секуляризация, пропорционально маленький процент верующих, различие богослужебных традиций.

Нынешняя Финляндия – это цивилизованная Европа. Вроде бы банальность, но в данном случае этот аспект имеет немаловажное значение. Ведь современная цивилизация не особенно способствует укреплению духовного стержня человека. Так, в храмах Финской Православной Церкви потихоньку отходит понятие обязательной исповеди перед Причастием. На Рождественскую елку, организованную Свято-Покровским приходом, Хельсинский митрополит (по нашему – епископ) пришел в пиджаке с малиновой (под стать лютеранским священникам) сорочкой.

Также никакие льготы или государственные статусы не могут спасти Церковь от равнодушия к ней новых поколений, для которых она может стать обычным музеем истории. Поэтому в условиях религиозного меньшинства (причем меньшинства настолько) от православных всегда требуется особенная сила духа и особенная отдача, чтобы победить соблазны современного мира, а также сохранить и передать свою веру дальше.

Переход в свое время Церкви на Новый стиль в Богослужении, решив, возможно, одни проблемы, тут же породил новые. В результате в стране возникли приходы, где богослужения совершаются и по Старому, и по Новому стилям. Однако такое «разнообразие» отнюдь не создает удобств на практике, ведь получается, что люди не могут вместе отмечать великие христианские праздники. Впрочем, в современной ситуации Старый стиль получает здесь второе дыхание в связи с наплывом эмигрантов из стран старостильной традиции. Ведь новые граждане Финляндии, родившиеся в России, Украине или других бывших республиках СССР, не могут понять, как это, скажем, Рождество можно праздновать 25 декабря, а не 7 января? Поэтому в некоторых храмах новостильной традиции начали параллельно совершать богослужение и на праздники по Старому стилю – для «новой волны» прихожан.

Но, естественно, все это – мелочи, если иметь Бога в душе. Ведь Церковь живет – и это главное. Не стоит, кстати, забывать, что именно православная Финляндия внесла свою значительную лепту в сокровищницу мирового Православия – знаменитый Валаамский монастырь с множеством его скитов. И в последнее время наблюдается тенденция к увеличению количества православных за счет коренного населения. Люди, чьи родители, в силу определенных причин, отошедшие от Православия, возвращаются к своей вере. Особенно активизировалась православная жизнь в стране благодаря новой волне «нашей» эмиграции.

Так что сегодня можно с уверенностью сказать, что купол храма с православным крестом на фоне финских лесов и озер, как и раньше, будет одной из визитных карточек этой прекрасной северной земли.