Восхождение на Гору Моисея

0
8

Под Горой Моисея подразумевается гора Синай, которая находится на территории Египта.

Впервые я ехал в это место из Шарм Эль Шейха. Выезжали часов в 9 вечера, ехали часов 5. Хотя — на большой скорости. Трасса практически пустая. В 2009 году такую скорость туристического автобуса по пустой гладкой трассе в темное время суток водители объясняли опасностью нападений террористов.

Вообще в плане скорости дорога «Шарм — Синай» — это трасса контрастов. Не успеем мы разогнаться до 120-ти, как раз, и блокпост.

Для проверки документов останавливались через каждые полчаса. Блокпосты были разные. Встречались вообще дикие районы — по бокам огромные скалы и груды валунов, а среди них двое совсем молодых сонных солдат, с автоматами наперевес.

В общем, приехали к подножью Горы Моисея. Несколько минут гуляли под автобусом, пока нам не выделили проводника-бедуина.

Итак, в путь! Дорога из мелкого гравия. И пока не очень круто. Долгое время я даже шел первым, стараясь не отставать от нашего проводника.

Кстати, бедуины на Синае — это не гиды, а именно проводники. Мои наблюдения за этим юношей показали, что проводник –— это не профессия, а призвание. И, кстати, очень важная миссия в таких местах, как Синай. По бокам глубочайшие обрывы…

Вдруг слышу позади себя совсем детский голос, толи шепот, толи просто тихо и легко: «Осторожно!». Не до него сейчас. Семеню за проводником. Вдруг, снова-таки, позади, но уже не голос, а запах. Повернувшись назад, «лоб в лоб» столкнулся с верблюдом. Причем, он шел по самой кромке тропы.

Чем дальше мы шли, тем больше на пути попадалось верблюдов, которые курсировали туда-сюда, перевозя немощных пассажиров.

Кстати, наш проводник исправно исполнял свои обязанности. Время от времени возвращался в самый «хвост» группы, чтобы подтягивать отстающих. Причем делал это молниеносно. Не успел он отойти от меня, как вдруг снова возвращается.

В какой-то момент мне кто-то всучил в руки пакет с двумя двухлитровыми бутылками воды. Боже, сколько раз я порывался их выкинуть! Но что-то меня останавливало. И всякий раз понимал, что вода здесь — это важно.

По пути следования есть несколько кафе. Но кафе — не в обычном понимании этого слова. Полуразваленные каменные сарайчики, обвешанные коврами. Вода, кофе, чай, печенья, шоколад — таков ассортимент.

Стоило перейти половинный рубеж пути, стала ощутимой еще одна проблема — холод. Причем, «вел» он себя коварно! Пока шли, тело обливалось потом, а стоило остановиться на минутку, как его же тут же обдавало диким холодом.

Чуть позже добавилась сонливость. Скорее от усталости. В сочетании с холодом это состояние не годится для пеших восхождений. И в этот момент бедуины, которые прекрасно чувствовали своих гостей (то есть нас) и понимали их психологию, стали предлагать пледы.

Пледы — это отдельная история! Цена проката пледа — 10 долларов. Но, так сказать, в «мирное» время Вы бы этот плед выбросили на свалку. Десятидолларовые пледы были ужасно тяжелые, так как, вероятно, никогда не стирались. И по этой же причине от них исходила разнообразный «букет» запахов.

Но, что поделаешь — холодно. Вот и кутались мы в эти пледы.

Под ногами уже не графий, не щебень, и даже не булыжник. Сейчас мы взбирались на огромные валуны. Здесь верблюды уже не ходят. Это самый крутой подъем. И коварный.

Опять мне ужасно захотелось выбросить свои бутылки вниз! И снова удержался. Но стало еще сложнее.

Не поверите, взбирался я так: двумя рукам (в одной из которых пакет с бутылками) вначале брал бедро правой ноги, заносил эту ногу на валун, становился и потом-то же проделывал с левой ногой.

Состояние, которое переживало в тот момент, мое тело, неописуемо. Это нельзя назвать усталостью, обезвоживанием и даже истощением. Это что-то, включающее все вместе взятое. И, главное, уже не было гармонизации между умом и телом. В мозгу был ропот типа «Зачем я сюда полез», а тело готово было завалиться на одном из камней.

Маломальская адекватность пришла уже на самой вершине. Первым делом я оперся на камень. Голова горит, тело онемело, руки повисли, и где-то на кончике двух пальцев держался пресловутый пакет с бутылками воды.

Так бы, наверное, я и уснул бы на этом камне, как вдруг все заторопились к краю вершины горы с радостными восклицаниями. На самой вершине православная церквушка, по-моему, в честь Святой Троицы. Кто-то стал звонить в колокол.

Пришло время встречать рассвет! Именно для этого сотни людей разных национальностей и возрастов проделали такой утомительный путь!

Все удобно расположились на камнях, как на диванах перед телеэкранами. Только вместо плазмы сегодня — небо. И, началось… Мы все когда-то встречали рассвет хоть раз в жизни. Но то, что открывается с вершины Горы Моисея — невозможно описать словами. Нельзя даже сказать, что «солнце восходит», потому что как-то грубовато звучит! Оно всплывает, проявляется, возникает.

И в этот момент, казалось бы, нужно брать камеры и снимать! А нет — от взгляда идет проекция к мозгу! Через зрительное восприятие этой красоты мозг успокаивается, забывается негатив от усталости, глубоко внизу остались домашние проблемы, невзгоды и трудности. А здесь — солнце, которое источает…нет, не желтый или оранжевый цвет или тепло! От него веет позитивом. И трудности уже не страшны, и идти дальше хочется, и какая-то смелость проявляется… и вообще…

Именно на этой Горе стоял Моисей, когда Бог давал ему 10 заповедей.

Если мы, обычные люди, оказавшись в окружении природных явлений (скалы, небо, солнце, прохлада), испытываем такую радость, что же тогда……

Мы часто жалуемся на усталость. И это нам мешает и, по-настоящему утомляет. Теперь я знаю хорошее средство устать по-настоящему — подняться на Гору Моисея!

Солнце в зените! Теплело, настроение хорошее, а уходить не хотелось. А впереди, то есть, внизу, нас уже ждал автобус.

Автор: Александр АНДРУЩЕНКО